К борьбе с отмыванием подключают новые силы

В борьбу против отмывания денег включатся новые категории участников рынка. Теперь обязанность инициировать блокировку (заморозку) средств клиентов, входящих в черные списки Росфинмониторинга, а также клиентов, не включенных в список, но в отношении которых финразведка приняла решение о применении такой меры, будет установлена для адвокатов, нотариусов и бухгалтеров, в том случае если они от имени клиента или по его поручению проводят сделки с недвижимостью, управляют его деньгами или иным имуществом, банковскими счетами, привлекают средства для создания организаций и т. п.

Соответствующий закон, вносящий поправки в антиотмывочное законодательство (115-ФЗ) и ряд других правовых норм, был принят Госдумой в третьем чтении в начале марта и одобрен Советом федерации в конце прошлой недели. Первоначально документ, поданный в Госдуму еще в октябре 2017 года, касался только ограничительных мер для операций в рамках электронных платежей. Однако в феврале 2019 года группа депутатов внесла в него ряд поправок, касающихся новых обязанностей по организации ПОД/ФТ для ряда профессиональных категорий, по аналогии с теми, что действуют для банков. Помимо требования блокировать операции по счетам фигурантов черных списков в их число вошли требования по идентификации клиента, его представителя или выгодоприобретателя, бенефициарного владельца, а также контроль над операциями госслужащих и иностранных публичных должностных лиц. Порядок проведения блокировок подозрительных средств отдельно описан в информационном письме Росфинмониторинга от 1 марта 2019 года.

В адвокатской среде новация не вызвала энтузиазма. Ранее сообщество раскритиковало идею Росфинмониторинга внести обязанность исполнять антиотмывочные нормы и дисциплинарное наказание за их несоблюдение в закон «Об адвокатуре» и Кодекс профессиональной этики адвоката. В феврале 2019 года между финразведкой и Федеральной палатой адвокатов РФ была достигнута договоренность о том, что эти нормы приняты не будут. «В данном случае речь идет о том, какое регулирование имеет приоритет: защита адвокатской тайны или антиотмывочное законодательство. Очевидно, что пока приоритет идет в сторону последнего,— рассуждает адвокат, партнер юрфирмы ЮСТ Александр Боломатов.— Для адвокатского сообщества это критичный вопрос. Уверен, что такая ситуация недопустима, ведет к возможности привлекать к ответственности адвокатов, требовать в любой момент раскрытия адвокатской тайны».

Коммерсант