Эксперт ВШЭ: Что препятствует внедрению инноваций в России

Главным фактором опережающего развития экономики называют инновации. Наиболее полную картину инновационного статуса стран мира дает Global Innovation Index — рейтинг стран, составленный по 80 параметрам.

В Глобальном инновационном индексе-2018 Россия заняла 46-е место из 126 стран. Лидерами названы Швейцария, Нидерланды, Швеция, Великобритания и Сингапур. По просьбе «РГ» позицию нашей страны в рейтинге прокомментировал первый проректор, директор Института статистических исследований и экономики знаний Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Леонид Гохберг.

Леонид Маркович, как изменилось положение России в Глобальном индексе за последние годы?

Леонид Гохберг: Наша страна в последние годы занимает в рейтинге достаточно стабильные позиции в промежутке 43-49. В разрезе главных субиндексов динамика такая: за последние пять лет позиции по субиндексу ресурсов инноваций заметно улучшились, однако по показателям эффективности инноваций и результатов инновационной деятельности мы переместились на более низкие места. Нашими преимуществами традиционно являются факторы, характеризующие развитие человеческого капитала. Например, Россия выступает абсолютным лидером по занятости женщин с высшим образованием, входит в топ-20 стран по качеству системы высшего образования, численности выпускников научных и инженерных специальностей, представленности ведущих университетов в рейтингах глобальной конкурентоспособности. Неплохая ситуация складывается по индикаторам масштабов внутреннего рынка (6-е место) и развитию научно-технологической сферы: мы занимаем 17-е место по численности работников, занятых в сфере наукоемких услуг, и 16-е — по числу патентных заявок на изобретения, поданных резидентами.

Слабые стороны, на которые обращают внимание составители рейтинга, связаны с качеством институтов (74-е место), регулирования (110-е), инфраструктуры (63-е), включая логистику (97-е), а также с внедрением международных стандартов качества и созданием бизнес-моделей (94-е). Россия занимает 75-е место по развитию микрофинансирования и 71-е — по сделкам с использованием венчурного капитала, что свидетельствует о довольно существенном потенциале для развития инструментов финансовой поддержки инноваций.

Какие отрасли экономики показывают наибольшую инновационную активность?

Леонид Гохберг: Относительно высокий уровень инновационной активности (вплоть до 31,8 процента в 2017 году) в России демонстрирует традиционный «хайтек» (фармацевтика, производство медицинского оборудования, электроники, химических продуктов, транспортных средств и др.). Но его вклад в ВВП довольно низок — менее 4 процентов.

Какую роль в инновационном развитии страны играет наука, а какую — бизнес? Воспринимает ли российский бизнес инновационные разработки?

Леонид Гохберг: Наука призвана обеспечивать получение новых знаний, с помощью которых бизнес создавал бы новые товары и услуги. Кроме них значимую роль в превращении научных идей в продукты играют власть, институты развития, общество в целом. От слаженности общих усилий, нацеленных «в направлении изменений» (именно так переводится с латыни «innovatio»), обеспечивающих конкурентоспособность страны, во многом зависят успехи национальной экономики и, соответственно, позиции в Глобальном индексе. Для инновационного развития важны и спрос на новые разработки со стороны бизнеса, и их предложение, в том числе со стороны науки. К сожалению, у нас есть проблемы и с тем, и с другим. Большинство компаний недостаточно заинтересованы в инновациях по причине слабой конкурентной среды и недостаточной вовлеченности в экспортные цепочки, высокой стоимости кредитных ресурсов, длительных сроков окупаемости инвестиций, короткого горизонта планирования. Как следствие, инновации не становятся значимым фактором конкурентоспособности для большинства предприятий, приоритетом их стратегий. Но и российская наука пока по большей части не готова эффективно взаимодействовать с бизнесом, выступать активным игроком на рынке технологий и интеллектуальных услуг.

Многие компании не готовы внедрять инновации из-за больших сроков окупаемости инвестиций и короткого горизонта планирования

Только ли в недостатке финансирования причина того, что российская наука отстает от мировой? Или в чем-то еще?

Леонид Гохберг: У нас до сих пор фактически сохраняется архаичная модель науки как по структуре финансирования, так и во многом в выборе исследовательских приоритетов. В затратах на науку доминирует государство: доля бизнеса, который к тому же в значительной степени представлен компаниями с госучастием, составляет всего 30 процентов (причем в длительной ретроспективе), в развитых странах — 50 процентов и более. Основной вклад отечественной науки в мировую (доля публикаций в ведущих международных научных журналах) заметен по тем направлениям, которые лидировали еще с советских времен: это физика, химия, науки о Земле, материаловедение. Ведущие страны обеспечивают лидерство в первую очередь за счет междисциплинарных исследований и «сквозных», платформенных технологий, делают ставку на развитие робототехники, аддитивных технологий и новых материалов, биотехнологий и др.

Причины отставания кроются не только в недофинансировании. Недавно мы провели исследование делового климата в российской науке, которое назвали Doing Science. Опросили топ-менеджеров 360 вузов и научных организаций о том, что, на их взгляд, способствует и что мешает развитию российской науки. По мнению респондентов, сильнее всего развитие науки сдерживают недостаточная интеграция в глобальное научное пространство, институциональные барьеры, связанные с бюджетным, налоговым, таможенным регулированием. Одна из проблем — дефицит специалистов в передовых научно-технологических областях, а также ведущих исследователей — руководителей научных коллективов. Основные причины — не слишком привлекательные в материальном отношении условия работы в науке, отсутствие перспектив карьерного роста для молодежи, низкий престиж научной деятельности в целом. Хотя в последнее время динамика несколько улучшилась, прежде всего благодаря укреплению исследовательского потенциала ведущих университетов.

Что необходимо сделать, чтобы наша страна могла войти в ТОП-5 стран-лидеров по уровню инновационного развития?

Леонид Гохберг: В первую очередь необходимо сфокусировать внимание на усилении преимуществ и преодолении слабостей российской инновационной системы. Ключевым приоритетом должно стать последовательное стимулирование конкуренции и улучшение институциональных условий. Важно сформировать доверительную среду для компаний из разных секторов экономики. Этому может способствовать, например, применение особых правовых режимов («регуляторных песочниц») для широкого спектра инноваций (а не только в рамках программы развития цифровой экономики, как это планируется сейчас).

Нужно содействовать повышению спроса на инновации и одновременно улучшать качество их предложения. Учитывая высокую роль госсектора в экономике, по-прежнему актуально снятие барьеров для входа инновационных МСП на рынки закупок крупных госкомпаний и государства. Кроме того, политика государства должна быть нацелена не только на высокотехнологичные отрасли, но и на «массовизацию» инноваций, их поддержку во всех секторах, вносящих существенный вклад в экономический рост, включая сферу услуг. Важно поддерживать внедрение не только технологических, но и организационных и маркетинговых инноваций, без которых повышение конкурентоспособности производства невозможно.

Инфографика «РГ» / Александр Чистов / Татьяна Батенёва

Источник: Российская Газета