Большая часть госзакупок и закупок госкомпаний проводится неконкурентными способами

В системе госзаказа и закупок госкомпаний по-прежнему преобладают неконкурентные способы закупок, говорится в отчете Счетной палаты РФ «Мониторинг развития системы государственных и корпоративных закупок в РФ за 2018 год». «Совокупная доля госзакупок (регулируются законом «О контрактной системе», 44-ФЗ) у единственного поставщика и несостоявшихся госзакупок по-прежнему составляет более 50% (около 54%) общего объема закупок в суммовом выражении (в 2018 году — 53,8%, в 2017 году — 60,6%), — говорится в отчете СП. — Около 49,4% закупок в суммовом выражении признаны несостоявшимися в результате подачи на участие в электронном аукционе только одной заявки. Причиной подачи одной заявки может быть установление заказчиком в документации о закупке избыточных требований, приводящих к ограничению конкуренции». При этом в отчете ведомства подчеркивается, что в Национальном плане развития конкуренции в РФ на 2018-2020 годы одним из основных направлений указано сокращение практики заключения договоров с единственным поставщиком. В то же время, по данным Счетной палаты, за 2014-2018 годы количество оснований для заключения контракта с единственным поставщиком увеличилось в два раза (в 2014 году — 28 оснований, в 2018 году — 56 оснований). В отчете СП РФ отмечается, что в 2018 году 36% общего объема закупок у единственного поставщика приходилось на закупки у единственного поставщика, определенного актами президента РФ или правительства РФ. «Таким образом, преобладание неконкурентных закупок является системной проблемой сферы закупок, которая негативно отражается на конкуренции и эффективности осуществления государственных и муниципальных закупок», — говорится в отчете ведомства. Долю неконкурентных закупочных процедур в закупках госкомпаний (регулируются нормами закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», 223-ФЗ) СП РФ оценивает в 94,4% от общего объема объявленных закупок. При этом на закупки собственно у единственного поставщика приходится 36,1%, а 58,3% — на закупки «прочими способами», которые ведомства считает неконкурентными. «Доля открытых конкурсов, аукционов в электронной форме, запросов котировок, запросов предложений (конкурентные способы) составляет 5,6% от общего объема объявленных закупок, — говорится в материалах СП РФ. — В результате имеется незначительный уровень конкуренции и низкие показатели эффективности осуществления корпоративных закупок — среднее количество заявок на один лот в 2018 году составило 1,56 заявки (в 2017 году — 1,75 заявки), относительная экономия составила 4,4 % (в 2017 году — 1,32 %). В материалах ведомства подчеркивается, что в сфере закупок госкомпаний ситуация не улучшилась, несмотря на принятие в конце 2017 года ряда поправок к 223-ФЗ. В их числе нормы, обязывающие госкомпании устанавливать в своих положениях о закупках исчерпывающего перечня случаев проведения закупки у единственного поставщика, а также порядка подготовки и осуществления таких закупок. «В ходе мониторинга проведен сравнительный анализ положений о закупках, действовавших в 2017 году и применяемых в настоящее время 14 крупнейшими заказчиками (в их числе «Аэрофлот», госкорпорация «Ростех», «Роснефть», «РусГидро», «Газпром», РЖД и другие), — говорится в отчете СП РФ. — По результатам анализа установлено, что десятью заказчиками количество возможных оснований осуществления закупки у единственного поставщика увеличивалось, тогда как лишь у трех уменьшалось, а у АО «Гознак» не изменилось. При этом у некоторых заказчиков количество оснований осуществления закупки у единственного поставщика увеличивалось в несколько раз». Также в отчете СП отмечается, что в прошлом году из публичной сферы (информация не размещается в Единой информационной системе в сфере закупок, ЕИС) госкомпании вывели свои закупки на общую сумму около 7,5 трлн рублей. Объем заключенных договоров, информация по которым размещена в ЕИС, составил 16,7 трлн рублей, а по данным отчетностей госкомпаний, содержащих, в том числе, сведения о договорах, по которым информация в ЕИС не размещается, объем заключенных договоров в 2018 году вырос на 5% и составил 24,2 трлн рублей. Разница между размещенными договорами в ЕИС и заключенными договорами составляет 7,5 трлн рублей. Как сообщалось, госкомпании получили право не размещать в ЕИС информацию о закупках о закупках финансовых услуг, услуг по использованию государственного и муниципального имущества, о закупках у взаимозависимых лиц. «В результате, принятые в конце 2017 года поправки на практике еще больше ограничили доступ к корпоративным закупкам, — говорится в отчете СП. — Это приводит к ограничению конкуренции, несет в себе риски осуществления неэффективных закупок с ценой договоров выше рыночных, а также снижает эффективность осуществления корпоративных закупок». Для решения названных проблем в части снижения доли госзакупок у единственного поставщика СП РФ предлагает включить в порядок подготовки актов президента РФ и правительства РФ об определении единственных поставщиков требования о предоставлении обоснования необходимости привлечения субподрядчиков, обязательном согласовании таких актов с Федеральным казначейством и заинтересованными ФОИВ в части их отраслевой компетенции. Необходимость такой нормы ведомство объясняет тем, что зачастую единственные поставщики выступают преимущественно в качестве посредников, привлекающих для выполнения госконтрактов субподрядчиков. Что касается 223-ФЗ, то здесь Счетная палата предлагает сближать нормы этого закона с 44-ФЗ через общие цифровые и электронные инструменты, а также за счет добавления в закон о закупках госкомпаний норм, направленных на повышение эффективности осуществления закупок и предотвращение коррупционных проявлений (в частности вопросы ценообразования, установления запрета на конфликт интересов между заказчиком и участником закупки, ответственности за неоплату/несвоевременную оплату по выполненным договорам). Стоит отметить, что схожей точки зрения придерживается и регулятор в сфере госзакупок — Минфин РФ, который планирует постепенно сближать нормы 323-ФЗ и 44-ФЗ. «Дальнейшее развитие 223-ФЗ видим в его максимально возможном сближении с 44-ФЗ, — говорила в мае руководитель департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы Минфина Татьяна Демидова. — Оценка закона (в том числе последних изменений) о госзакупках, как со стороны заказчиков, так и поставщиков, положительная — критики мы фактически не слышим. Соответственно все лучшие достижения 44-ФЗ необходимо применять в законе о закупках госкомпаний». При этом Демидова отмечала, что первоочередной задачей Минфина по развитию 223-ФЗ является завершение работы по двум законопроектам — об исчерпывающем перечне документов для конкурсной заявки и о требованиях к банковским гарантиям, которые готовы, согласованы, поддержаны как госорганами, так и участниками рынка, но никак не могут пройти рассмотрение в Госдуме РФ. Источник: Финмаркет