Обанкрочен поставщик электроники для ВМФ России, которым руководят отец-инженер и сын-отельер

, Текст: Денис Воейков

В деле о банкротстве по иску ФНС к НПО «Карат», поставляющего
электронику для армии и флота, суд постановил ввести в отношении предприятия
так называемую банкротную процедуру наблюдения. Данное событие укладывается в
общую логику развития событий последних лет, когда сначала единоличные
руководители предприятия Леонид Московченко и Артем Леонидович Московченко
(магистр отельного бизнеса) лишились контрольного пакета акций, а затем «Карат»
четыре года подряд демонстрировал многомиллионные убытки.

Наблюдение в
отношении НПО «Карат»

Как выяснил CNews,
санкт-петербургский производитель электроники для армии и флота НПО «Карат»
после двухлетнего судебного разбирательства, было признано банкротом. На это
указывает название акта, принятого по итогам завершившегося 26 августа 2020 г. заседания
по иску о банкротстве: «Введение наблюдения» (по базе картотеки арбитражных
судов). Содержание этого акта (резолютивная часть решения служителей Фемиды), а
также текст итогового заключения судей в публичном доступе пока не
представлены.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
и сам «Карат» на момент выхода публикации CNews прокомментировать
ситуацию не смогли.

Косвенно на то, что судьям не оставалось ничего другого,
кроме как удовлетворить иск о банкротстве, указывает тот факт, что по итогам
2019 г. плачевное финансовое положение НПО «Карат» лишь усугубилось. По данным «Контур.фокус»,
компания показала убытки четвертый год подряд. В отчетный период их сумма стала
самой значительной с 2016 г. и составила 102,2 млн руб. Предприятие, впрочем,
продолжало работать, продемонстрировав в 2019 г. выручку в 188,8 млн руб. при
падении этого показателя по сравнению с предыдущим годом на 35%.

Напомним иск о признании НПО «Карат» несостоятельным был
подан Федеральной налоговой службой (ФНС) 27 июля 2018 г. на основании
задолженности в 91,2 млн руб. Под занавес разбирательства, 25 августа 2020 г. Межрайонная
инспекция ФНС № 19 по Санкт-Петербургу (непосредственный истец) подала ходатайство
об уточнении исковых требований. Было ли оно удовлетворено, и если да, то в
какую сторону и в каком объеме оказались скорректированы претензии налоговиков,
по публичным документам пока также не ясно.

Дело о банкротстве поставщика электроники для флота дошло до введения наблюдения

Сразу после подачи иска в «Карате» объясняли сложившуюся
ситуацию тем, что на предприятие оказали негативное влияние известные
антироссийские санкции. Представители компании отмечали, что на тот момент
организация изготавливала продукцию более чем по 40 договорам. «Портфель
заказов с предприятиями Минобороны позволяет с оптимизмом смотреть на
перспективы развития предприятия — его своевременное исполнение позволит
погасить текущую налоговую задолженность, — рассуждают должники. — Принимая во
внимание стратегическую значимость НПО “Карат” выражаем уверенность в
досудебном урегулировании налоговых претензий ФНС с предоставлением возможности
рассрочки по уплате налогов в ближайшей перспективе».

Как видим, уверенность представителей «Карата» оказалась
необоснованной. Отметим при этом, что введение наблюдения формально является
лишь одной из стадий банкротства. Судьба предприятия при этом теоретически еще
не предрешена. В общем случае введение наблюдения при процедуре банкротства направлено
на обеспечение сохранности имущества компании-должника, а также проведение
анализа финансового состояния предприятия.

Как обстоят дела у
руководства «Карата»

По данным последней публичной отчетности АО НПО «Карат» от 31
декабря 2016 г., основным акционером предприятия с долей в 75,1% выступает зарегистрированное
в Москве ООО «Магнат». Оставшиеся акции делят между собой бессменный
гендиректор и генеральный конструктор предприятия Леонид Московченко (доля в 13,9%) и Артем Леонидович Московченко, первый заместитель гендиректора и
генконструктора (11%).

При этом еще в начале 2016 г. Леониду Московченко
принадлежало 52%, а Артему Московченко 48%, то есть они были единоличными
владельцами «Карата». По ряду судебных документов можно сделать вывод, что по
отдельным проектам «Карат» являлся поставщиком «Магната».

По данным сайта НПО «Карат» старший Московченко с 1968 по
1990 гг. проработал в ленинградском НИИ Командных приборов (НИИ КП) в должности
инженера, ведущего инженера, начальника лаборатории, заместителя главного
конструктора. «При его непосредственном участии были разработаны, внедрены в
производство и прошли полигонные испытания системы стабилизации высокоточных
комплексов командных приборов ряда космических объектов и баллистических ракет
морского базирования, большая часть из которых стоит в настоящее время на
вооружении и обеспечивает обороноспособность России», — указано в справке.

Что касается младшего Московченко, то базисом для его
должности первого заместителя генерального конструктора предприятия,
работающего с военными, выступают дипломы школы бизнеса и гостиничного
менеджмента Swiss Hotel Management School и Санкт-Петербургского госуниверситета
экономики и финансов. Судя по тому, что в первом случае он получил степень
магистра, а во втором только бакалавра, основным его образованием стало именно
обучение гостиничному бизнесу.

В начале августа 2018 г. CNews писал, что анализ базы решений
арбитражных судов показывает, что 5 июня 2017 г. Банк ВТБ подал в отношении
Леонида Московченко иск о признании его банкротом, указав сумму задолженности в
26,9 млн руб. 16 марта 2018 г. суд этот иск удовлетворил, постановив вести в
отношении Леонида Московченко процедуру реализации имущества сроком на шесть
месяцев до 13 сентября 2018 г.

Что касается Артема Московченко, то в отношении него Банк
ВТБ 5 июня 2017 г. подал иск о банкротстве, указав сумму долга в 500 тыс. руб.
Этот иск в ноябре также был удовлетворен.

Сейчас можно констатировать, что Леониду Московченко из
процедуры банкротства в итоге удалось выбраться, а вот Артему Московченко —
нет.

Затяжной конфликт
акционеров

Тогда же, в августе 2018 г. CNews писал, что
на тот момент в судопроизводстве находилось несколько дел, позволяющих судить о
напряженной ситуации относительно владения предприятием. В частности Леонид Московченко
с ноября 2017 г. пытался добиться расторжения договора купли-продажи акций
между ним и «Магнатом». Аналогичный иск к «Магнату» рассматривался и от Артема
Московченко. В свою очередь «Магнат» с мая 2017 г. судился с «Каратом» на тему
признания недействительными неких решений внеочередных общих собраний
акционеров.

Кроме того, «Карат» судился с «Магнатом» о признании недействительным
соглашения о новации долга по «договору поставки в заемное обязательство». А
Артем Московченко судится и с «Магнатом», и с «Каратом», и с третьими
компаниями о признании недействительными неких сделок.

К настоящему моменту все без исключения вышеупомянутые иски по
тем или иным причинам остались без удовлетворения, хотя в своих претензиях к «Магнату» двое Московченко пытались дойти до Верховного суда.

Некоторые факты о
«Карате»

По собственным данным «Карата», он с момента основания в
1991 г. разрабатывает и производит сложные наукоемкие приборы и системы для
авиационных, морских и наземных «носителей».

Среди основных направлений в конструкторских разработках
«Карата» заявлены гиростабилизация различных оптико-электронных блоков, антенн
РЛС, телевизионных антенн и др., а также системы наведения и автосопровождения,
оптические и лазерные системы, электроника, программные комплексы, алгоритмы и
устройства интеллектуальной обработки изображений.

«На сегодняшний день объединение производит приборы и
системы различного базирования для стабилизации, наблюдения, автосопровождения,
распознавания и целеуказания; комплексы обеспечения спутникового и
стационарного телевещания для морских судов и др.», — говорится на сайте
компании.


Источник: CNews